Как всё это было.

(Из воспоминаний участника ВИА «Аэлита» Лехина Ю.Н.)

 

1974. Юрий Лехин.

Содержание:

  1. ВИА «Аэлита»
  2. О нашем руководителе
  3. О коллективе музыкантов
  4. Выступление на телевидении
  5. Военно-учебные сборы на Украине
  6. Моё участие в оркестрах
  7. О создании художественной самодеятельности
  8. Моё знакомство с Рафом
  9. О смотрах-конкурсах
  10. Агитбригады на уборочной страде

 

  1. ВИА «Аэлита»

   Свои воспоминания хочу начать с истории создания Высшего технического учебного заведения (ВТУЗ), который я окончил в 1971 году.

   Завод-ВТУЗ образован 30 декабря 1959 года и являлся филиалом Пензенского политехнического института. Ректором учебного заведения был назначен Алексей Александрович Стеклов. Создание этого ВУЗа стало ответом на  дефицит инженерно-технических кадров в быстроразвивающейся машиностроительной промышленности и электроники. Задачей завода - ВТУЗа была подготовка инженерно-технических кадров для нужд предприятий города. По направлениям с предприятий в институт принимались люди рабочих профессий, такие как: токари, фрезеровщики, слесари и др. Учебный процесс был построен таким образом: один месяц студент днём работал на своём предприятии, а вечером учился, другой месяц только учился. После 2-го  курса студент должен был работать по специальности. Такой порядок учёбы продолжался шесть лет, а затем перешли на полугодовое обучение. В 1965 году завод-ВТУЗ переехал в новое здание на ул. Байдукова, а до этого обучение студентов проводилось в разных местах (административный корпус завода Химмаш и на улице Ленина).

   В 1965 году я окончил среднюю школу № 6 с производственным обучением на заводе ЗИФ, после чего мне присвоили специальность «слесарь 2-го разряда». В июле я был принят слесарем на работу на завод ВЭМ и тогда же подал документы на поступление в завод - ВТУЗ по специальности ЭВМ (Электронные вычислительные машины). В августе 1965 г, после вступительных экзаменов, меня приняли на 1-й курс факультета вычислительной техники.

   Началом создания студенческой художественной самодеятельности нужно считать 1966 год, когда отмечалось 6-летие образования завода - ВТУЗа. Инициатором выступил студент 2-го курса музыкант Михаил Злоцкий, впоследствии музыкальный руководитель ансамбля. Основной состав студенческого ВИА «Аэлита» окончательно сформировался только в 1969 году. В него входили: Михаил Злоцкий – клавишные (руководитель); Владимир Фомин – ударные, вокал; Наталья Сухарева – вокал; Антонина Чернова – вокал; Юрий Лехин – бас-гитара; Юрий Волков – ударные, ритм-гитара; Александр Забродин – соло- и ритм-гитара; Николай Кузин – соло-гитара. В составе студенческого ВИА я участвовал с конца 1967 года.

   Ещё хочу заметить, что я в 1962 году окончил детскую музыкальную школу при ДК им. Кирова по классу «баян». В те годы я активно участвовал в концертах музыкальной школы, художественной самодеятельности школы и пионерских лагерях, за что неоднократно награждался почётными грамотами и подарками. Незабываемое впечатление у меня осталось об отдыхе во Всесоюзном пионерском лагере «Артек» в 1959 году, так как был награждён путёвкой как «лучший ученик».

 

1969. Злоцкий, Кузин, Лехин, Фомин, Забродин, Волков

 

   ВИА «Аэлита» принимал участие во всех праздничных вечерах. Среди студентов популярными были новогодние вечера, но, особенно, вечер «Иностранного языка» под руководством зав.кафедрой Елены Ивановны Дегтярь. Попасть на этот вечер было не так просто, только по пригласительным билетам, число которых было ограничено. Те, кому не доставались билеты, пытались проникнуть через окна на первом этаже и некоторым это удавалось. Первое отделение открывал Большой сводный хор студентов, затем шли исполнители песен на иностранном языке в сопровождении вокально-инструментального ансамбля и в конце были танцы. Такие вечера оставались в памяти надолго.

   Ещё запомнились неоднократные поездки ВИА «Аэлита» в составе агитбригады с концертами для тружеников села в подшефный Иссинский район. В знак благодарности агитбригада награждалась Почётными грамотами.

   Вершиной творчества ВИА «Аэлита» стало участие в городском смотре-конкурсе коллективов самодеятельности города Пенза «Весенние ритмы-70» в Драмтеатре. Для того времени это было большое событие. Конкурс был организован комсомольско-молодёжным клубом «Данко» при Обкоме комсомола; руководителем клуба был Павел Зайдфудим. Следующий смотр-конкурс «Весенние ритмы-71» проходил в здании цирка. Желающих посмотреть его было очень много, зал был переполнен. Звуковая аппаратура на сцене была сборная от всех коллективов-участников. Условиями конкурса необходимо было следующее исполнение композиций: вступление, русская народная песня, патриотическая и песня по своему выбору.

1969. Злоцкий, Кузин, Лехин, Забродин, Фомин.

 

   Жюри конкурса высоко оценило исполнение ВИА «Аэлита» патриотических песен «Неизвестный солдат» (1970 г.) и «А мы из Пензы» (1971 г.). Музыка была написана коллективом, а слова песен написал участник ансамбля Саша Забродин. Самой популярной песней была «Ас» про лётчика-героя. Таким образом, ВИА «Аэлита» стал дважды лауреатом  городского смотра-конкурса «Весенние ритмы» 70 и  71 годов.

    Вскоре после завершения конкурса «Весенние ритмы-71» клуб «Данко» организовал вечер творческой встречи представителей клуба с ВИА «Аэлита» в Пензенской студии телевидения, где были исполнены лучшие песни и композиции.

 

  1. О нашем руководителе.

   Свою музыкальную деятельность Михаил Злоцкий начал ещё во время учёбы в Пензенском приборостроительном техникуме, который успешно окончил в 1965 году. Затем он поступил в завод-ВТУЗ.

   Надо отметить его незаурядные способности владения музыкальными инструментами, как саксофоном, так и клавишными (пианино, электроорган). Он отлично знал музыкальную грамоту и помогал её осваивать участникам художественной самодеятельности. Ему хватало времени работать, учиться, а по выходным дням играть на саксофоне в эстрадном оркестре ДК Кирова под руководством известного в музыкальной среде Астахова.

   С Михаилом я познакомился во ВТУЗе в 1967 году осенью. К тому времени я перешёл на 3-й курс. Я ему рассказал, что увлекаюсь игрой на бас-гитаре, которую сделал сам: корпус был из ДСП, гриф от семиструнной гитары, датчики сделал по рекомендации статьи в журнале «Юный техник», струны намотал в цехе, где я работал слесарем на заводе ВЭМ. Выслушав меня, Михаил предложил приехать на репетицию ансамбля в ДК «Маяк», где проходили репетиции, а он был руководителем. Там мою гитару подключили к усилителю от органа «Рэтаккорд» (Эстония) и послушали. Было много замечаний, как в мой адрес, так и в адрес инструмента, на котором я издавал ужасные звуки. Мне предложили применять при игре цифровую систему, которая использовалась при аккомпанементе на гитаре, что в дальнейшем я и сделал.

1969. Злоцкий, Лехин.

 

   В то время во ВТУЗе никаких инструментов и аппаратуры не было, и первое время приходилось использовать аппаратуру, привезённую из ДК «Маяк». В 1968 году был приобретён многоголосый электромузыкальный инструмент «Юность-70», электрогитара, микрофоны. Ламповые усилители УМ-50, ТУ-100 и звуковые колонки «Кинап» уже имелись в институте, и мы их использовали в работе. По заказу мне ещё дважды делали бас-гитары, но это было всё не то. И вот накануне городского конкурса «Весенние ритмы-70» я поехал в Москву по совету Рафаила Губайдуллина, с которым был знаком. Он подсказал посетить музыкальный магазин на ул. Неглинная, где бас-гитары не оказалось. Пришлось обращаться к спекулянтам, которые предложили за гитару двойную цену в 350 рублей. Я был готов к такому ходу событий, и пришлось отдать последние деньги, оставив только на обратный билет в поезде. Купленная бас-гитара была производства ГДР фирмы «Musima», по тому времени одна из лучших. Она потом мне долго служила верой и правдой, вплоть до 1976 года, когда я закончил свою музыкальную деятельность, играя в то время в ансамбле ДК «40 лет Октября» (руководитель Могилко Ю.).

 

1966. Юрий Лехин.

 

 

   В заключение хотелось бы сказать особые слова благодарности в адрес нашему музыкальному руководителю Михаилу Злоцкому от лица всего ансамбля за его талант музыканта-руководителя, который помог организовать сплочённый коллектив единомышленников – музыкантов. Мы глубоко скорбим и помним о его безвременном уходе из жизни в сентябре 2006 года.

Михаил Злоцкий буквально за год до своей смерти собрал музыкальный материал, бывший на руках участников конкурса и в архиве ГТРК. Он их оцифровал и выпустил два компакт-диска: «Пензенский рок 60-х – 70-х годов» и ВИА «Аэлита». Большую помощь Михаилу в создании этих двух альбомов оказал Александр Казаков.

 

  

 

 

  1. О коллективе музыкантов.

   Начну с нашего солиста Владимира Фомина, который принимал участие в ансамбле с самого его основания. Володя обладал замечательным голосом. Руководитель назвал его «соловей ты наш», и это было правдой. В его репертуаре были популярные песни тех лет, которые исполняли известные в Советском союзе певцы: Лев Лещенко, Валерий Ободзинский, Юрий Антонов и другие. Были и песни иностранных исполнителей. Помню песню итальянского исполнителя, очень популярную в нашей стране, «Селена», которая исполнялась в ритме твиста, популярного на тот момент танца. Эту песню Володя и предложил исполнить на ближайшем праздничном вечере во ВТУЗе. Мелодия была незамысловатой, и мы быстро её выучили, но вот текст на иностранном языке показался нашему руководителю Михаилу Злоцкому очень странным, и он попросил повторить часть текста, который звучал следующим образом: «Селена челин дрена лошадута перикма», что напоминало мордовский язык с молдавским акцентом. Это вызвало такой взрыв хохота участников ансамбля, что продолжать репетицию было бессмысленно. Володя обижено сказал, что текст песни писал непосредственно с пластинки фирмы «Мелодия» и может что-то не так ему послышалось. Руководитель сказал: ну, раз так послышалось, тогда так исполняй. Инцидент был исчерпан. Хочу добавить, что Володя неплохо играл на ударной установке и при этом ещё и пел.

1969. Фомин, невеста Лехина, Лехин.

 

   Другой, старейший участник коллектива, Юра Волков, играл на ритм-гитаре. В его исполнении хорошо звучали песни Булата Окуджавы и Владимира Высоцкого, когда он пел в компании. Иногда он подменял «Соловья нашего» на ударной установке, что у него получалось довольно хорошо.

   Осенью 1969 года в коллектив ВИА «Аэлита» вошли ещё два музыканта: Александр Забродин (ритм-гитара) и Николай Кузин (соло-гитара). У этих ребят уже был опыт работы в разных самодеятельных коллективах. В их репертуаре была, в основном, инструментальная музыка известных зарубежных ансамблей The Ventures и The Shadows, которая исполнялась нами на танцах праздничных вечеров во ВТУЗе.

   Хочу отметить творческую работу коллектива при подготовке к смотру-конкурсу «Весенние ритмы 70 - 71». Музыку к патриотическим песням «Неизвестный солдат» - 70 и «А мы из Пензы» - 71 г. написали совместными усилиями, оставались слова. Тогда наш руководитель Злоцкий даёт задание Саше Забродину срочно написать текст. Вот тут-то и открылся его талант поэта-песенника. Он обратился за помощью в Областную библиотеку имени Лермонтова с тем, чтобы ему дали литературу, в которой рассказывается об  участниках Великой отечественной войны с земли Пензенской. Тогда и родились строки песен, в которых прославились наши герои.

Забродин, Лехин (фото: 28.07.2007, Пенза).

 

   Соло-гитарист Николай Кузин был очень талантливым музыкантом. Кроме этого, он вместе со Злоцким, перед самым конкурсом 1971 года изготовил педаль с эффектом «вау», что по тем временам было уникальным событием. Этот эффект придавал звучанию электрогитары необычный тембр, напоминающий кваканье лягушки. От исполнителя требовалось мастерски управлять педалью, что добивалось многочасовыми упражнениями. Николаю всё это удалось исполнить в «Инструментальной пьесе». Правда при исполнении этой композиции на конкурсе произошёл конфуз: в спешке педаль была подключена в разъём усилителя с более чувствительным входом, что привело к возбуждению усилителя. К счастью, никто особенно не обратил на это внимание, и пьеса благополучно завершилась.

Николай Кузин

 

   Нельзя не вспомнить и нашего радиста-оператора Валерия Щеглова. Он, после службы на сторожевом корабле Балтийского флота в качестве радиста, поступил на вечернее отделение во ВТУЗе и по совместительству работал там же телефонистом. В его обязанности входил ремонт и обслуживание звуковой, усилительной аппаратуры, шнуров, сетевых кабелей, помогал подключать аппаратуру. Помню случай, когда во время концерта в моём усилителе УМ-50 стала выходить из строя генераторная лампа. Тогда он, не долго думая, стал менять её на другую и получил разряд током. Хорошо, что всё обошлось.

    Теперь о том, как песня «Ас», которая получила приз «зрительских симпатий» на конкурсе «Весенние ритмы-71», оказалась в нашем репертуаре.

   Я с будущей моей женой в августе 1970 года поехал отдыхать на Чёрное море в Лазаревское. Вечером в день приезда пошли на танцплощадку клуба «Авангард». На сцене выступал ВИА «Кондор» из Ленинграда. Это был полустуденческий коллектив, который каждый год в одно и то же время приезжал сюда на гастроли. Они как бы совмещали дневной отдых с вечерней игрой на танцах. В их  репертуаре было несколько хороших вещей, которые мне очень понравились. Как-то случайно встретившись с ребятами на пляже, я поинтересовался происхождением песни «Ас». Они сказали, что эту песню позаимствовали у Ленинградской группы «Дельфин», которая взяла за основу музыку зарубежного дуэта «Саймон и Гарфанкл» (Simon and Garfunkel), а текст песни написали сами. Я договорился с ними о записи на магнитофон нескольких песен, на что получил согласие. Вечером в день отбытия, я взял катушечный переносной магнитофон у знакомого мне парня и пришёл на танцы. Звукооператор подключил его к аппаратуре и пошёл процесс звуковой записи. Записал я выборочно вещей семь, так как катушка с лентой была малого размера, потом поблагодарил ребят ансамбля и попрощался с ними.

   На первой репетиции после возвращения в Пензу я продемонстрировал содержимое магнитофонной катушки своему коллективу, и мы тут же единогласно договорились, что песня «Ас» будет исполнена на конкурсе. А так как текст песни был неважный, то за работу взялся Александр Забродин, который многое исправил и дописал ещё один куплет. Только после этого в песне появился смысл.

Апрель, 2017 года. Лехин Ю.Н

 

  1. Выступление на телевидении.

    После того, как мы стали лауреатами конкурса «Весенние ритмы-71», наш ВИА «Аэлита» пригласили в студию телевидения для записи фонограммы. В процессе воспроизведения в эфире могла звучать только запись, а вовсе не  «живой» звук музыкальных инструментов.

   Мы приехали на запись со своими инструментами и звуковоспроизводящей аппаратурой. Сейчас, спустя много десятилетий, просто смешно вспоминать ту аппаратуру, на которой нам приходилось играть. В нашем случае соло и ритм гитары были подключены к ламповой звуковоспроизводящей системе «Электрон-12», а бас-гитара и клавишные «Юность-70» – в отдельный канал Regent-30. Звуковые студийные микрофоны были направлены на звуковые колонки, и отдельный микрофон был установлен для солиста. Звукорежиссёр попросил нас что-нибудь сыграть, это было необходимо для установления уровня звуковых сигналов при записи фонограммы. Мы выполнили все его условия, после чего пошёл процесс звукозаписи. В общем, это заняло не особенно много времени, так как наша программа была отработана почти профессионально.

1971. Фомин, Волков, Кузин, Лёхин, Забродин, Злоцкий.

 

   Я тогда очень увлекался фотографированием и, чтобы запечатлеть всё происходящее в студии телевидения, принёс с собой фотоаппарат «ФЭД». Перед началом записи я обратился с просьбой к одному из операторов студии сделать по возможности хотя бы несколько снимков. Эти фотографии остались для нас памятью на всю жизнь.

   После завершения всех работ я обратился с просьбой к звукорежиссёру о возможности сделать копии этой фонограммы, на что получил его согласие. На следующий день я приехал на студию телевидения со своим ламповым магнитофоном «Aidas». По тем временам это был очень хороший аппарат со скоростью 19,05 см/сек. Запись производилась на катушку с плёнкой тип-2 или тип-6. В студии меня встретил один из помощников режиссёра и проводил в отдельное помещение, где находился студийный магнитофон, по всему виду уже списанный, потому, что звучал он глуховато. Ну, что было, то было.

   Во время нашего выступления в студии телевидения на вечере клуба «Данко» в эфире звучала наша фонограмма, а мы имитировали своё выступление не подключив никуда свои инструменты. Мы, как рыбы, только открывали рты. Вот так это было.

02.08.2019

  1. Военно-учебные сборы на Украине.

   В жизни каждого человека есть тёплые воспоминания о былой молодости. У меня – это прохождение учебных сборов после защиты диплома летом 1971 года. Руководство военной кафедры при Политехническом институте, где проходили обучение студенты завода - ВТУЗа, решили объединить группы студентов и музыкантов двух ВУЗов в один коллектив. Учебные сборы проходили в украинском городе Гостомель, в отдельном полку связи, недалеко от Киева. По прибытии в воинскую часть нас сразу же отправили в баню – «смывать свои грехи», и только потом нам выдали новое обмундирование образца 50-х годов. Оно нам очень понравилось, особенно брюки галифе с глубокими большими карманами, в них можно было незаметно носить что угодно, например, ёмкость 0,5 л.    Разместили нас в казармах рядового состава на двухъярусных койках, а самих военнослужащих отправили на очередные учения в летний лагерь, где они жили в палатках.

   В составе музыкантов из ансамбля «Мираж» были: Александр Казаков (соло-гитара), Александр Сагай (бас-гитара), Владимир Поздеев (ритм-гитара). Из ВИА «Аэлита» приехали два музыканта: Михаил Злоцкий (клавишные) и Юрий Лехин (бас-гитара). Курировали сборы преподаватели военной кафедры майоры Иванов и Симонов. Звуковая аппаратура, на которой мы играли и инструменты, которые мы привезли с собой: 60-ваттный ламповый усилитель “Regent-60” производства ГДР; электромузыкальный инструмент (ЭМИ) «Юность-70»; электрогитара “Eterna” – (ГДР); бас-гитара “Egmond” – (Голландия); басовый канал; ударная установка; микрофон и стойка.

1971. Лехин, Казаков, Ермин, Поздеев, Злоцкий.

 

    Первое выступление ансамбля прошло через несколько дней, на танцевальной площадке ДОС (дома офицерского состава) для жителей этого  района. Командование части обратилось к нашему руководству с просьбой организовать концерт, посвящённый образованию отдельного полка связи в 1943 году в г.Горький. Оставалось всего несколько дней до этой даты. Нас освободили от всех занятий и дали возможность вплотную приступить к подготовке праздничного концерта. В этот день в части был парад, праздничный обед и концерт, на котором исполнялись произведения военных лет, а так же популярные советские песни. Концерт прошёл с большим успехом. Затем -  праздничный обед, где угощали украинским борщом с кусочками свинины, а на второе были настоящие котлеты по-киевски с картофельным пюре и что-то типа торта с компотом из сухофруктов. Для нас это был пир! Вечером руководство части пригласило наш коллектив в гостиницу офицерского состава играть в банкетном зале. Так началась большая популярность нашего ансамбля в военном городке и за его пределами. Нас стали часто приглашать играть на свадьбах, праздничных вечерах отдыха, концертах, танцах. Подбором репертуара ансамбля занимались, в основном, Казаков и Злоцкий, которые умело сочетали песни давних лет с песнями популярных исполнителей, фактически, они  были музыкальными руководителями.

   Запомнилась и поездка в подшефный пионерский лагерь на закрытие второй смены, где мы дали для пионеров концерт, а вечером состоялся праздничный ужин, танцы, песни под гитару у костра.

1971. Казаков, Лехин, пионервожатая, Ермин.

 

   У нас был обычный армейский распорядок дня: подъём в 6 утра, посещение туалета, затем физзарядка, водные процедуры, утреннее построение, перекличка, завтрак и далее по расписанию: строевая подготовка, занятия в классе по специальности, затем обед, небольшое время отдыха, продолжение занятий, ужин, личное время, вечерняя поверка и отбой в 10 вечера. И так было каждый день кроме воскресенья. В этот день проводились спортивные соревнования между взводами. Особый интерес у зрителей вызывало состязание по перетягиванию каната. Это была самая «интеллектуальная» игра, в которой  требовались сила, сплочённость и смекалка. В нашей команде был хитрый приём, когда мы слегка поддавались сопернику, а затем резко брали на себя и, конечно, здесь без падений не обходилось, что вызывало среди болельщиков взрыв смеха. Все спортивные мероприятия, включая футбольные матчи, проводились на своём стадионе.

   Питались мы в солдатской столовой во вторую смену. Столы были рассчитаны на десять человек. За каждым столом назначался свой дежурный, который в обед из чана, черпаком, разливал первое блюдо. После завершения приёма пищи дежурный наводил порядок на столе. На завтрак - каша, хлеб, 20 грамм сливочного масла и чай. В обед на первое готовили щи с квашеной капустой, суп гороховый, либо просто суп. На второе каша перловая под названием «шрапнель», заправленная кусочками свиного сала (была своя свиноферма), хлеб, чай. На ужин картофельное пюре из сушеного картофеля, кусочек жареной рыбы, хлеб, чай. В общем, это была пища для сирот. Но уж такие они были, эти казённые харчи. Тем не менее, в первое время у нас был такой жор, что мы просто не наедались. Выручала продовольственная автолавка, которая иногда приезжала в расположение части ближе к обеду. В «репертуаре» этой лавки, кроме рыбных консервов, пирожков, газированных напитков, продавалось пиво «Жигулёвское». Нас удивляло, почему оно не пользовалось популярностью у солдат, пока сами его не попробовали. Оно было тёплое, кислое, с запахом ослиной мочи, что нам надолго запомнилось. Лучше нашего, пензенского «Жигулёвского», в стеклянной таре, мы ничего не пробовали.

   Самое приятное время – послеобеденное ожидание писем от родителей, жены (я тогда уже был «окольцован») и друзей. Иногда в письмах присылали небольшие деньги, и это приятно грело душу. Из развлечений нам по вечерам в клубе показывали фильмы. Такой фильм, как «Чапаев» смотрели несколько раз. Видимо, так в нас воспитывали чувство патриотизма.

Лехин, Александр Н-о (не музыкант), Поздеев.

 

   В каждом взводе должна быть своя строевая песня. У нас была «Связисты мы». Во время строевой подготовки на плацу, грохоча сапогами, мы её пели, если можно так сказать. Мы просто орали, стараясь перекричать соседний взвод, также находившийся на плацу. Строевой подготовкой и вечерней поверкой с нами занимался сверхсрочник, старшина роты по фамилии Злокоман. Он почему-то нас дико ненавидел, и мы ему дали кличку «Злой комар». И вот однажды после занятий строевой подготовкой подошло время обеда, а он нас продолжал муштровать. Когда мы уже выбились из сил, он заставил нас идти в столовую строевым шагом с песней. Мы шли, молча, злые, голодные. Тогда он приказал нам вернуться на плац и заставил нас ходить строем. И вот тут в нас проснулось неповиновение. Мы стали делать «паровозик», это когда при шаге все делают акцент на правую ногу, при этом получается звуковой перепад, то есть полная имитация проходящего состава. Старшина понял, что имеет дело с будущими офицерами и прекратил над нами издевательство. В общем, мы несли службу как солдаты срочники. Нас даже посылали в караул охранять автопарк и склады.

   Были у нас и «самоволки» в соседнее село (колхоз – миллионер) купить по бутылке сухого вина. Это проходило под видом спортивной пробежки, строем, в спортивной форме, так же, как в фильме «Джентльмены удачи», и не вызывало подозрений. Обычно это было в выходные дни. Затем мы располагались на территории детсада в одной из беседок, где и вели свои разговоры. Чаще всего, это были смешные истории из нашей музыкальной жизни. Время летело незаметно. Постепенно жара сменялась вечерней прохладой. Смеркалось. Как-то один из нас предложил сходить на ферму, где проходила вечерняя дойка коров. Когда мы добрались, дойка уже закончилась. Небольшой коллектив молодых доярок в это время чаёвничал. Не зная с чего начать, мы решили попросить у них попить воды, объяснив им, кто мы такие. В ответ услышали, что они нас хорошо знают как музыкантов. Вот она слава! Завязалась дружеская беседа, и в результате они нас угостили парным молоком, за что мы были очень благодарны. Пришло время прощаться, так как нам необходимо было вовремя успеть на вечернюю поверку, чтобы не подвести старшину роты.

   Однажды наш ансамбль пригласили на свадьбу, которая проходила в кафе соседнего села. Всё было готово к торжеству, столы накрыты, аппаратура подключена и проверена. Все ждали новобрачных из ЗАГСа, но их почему-то долго не было. Чтобы как-то скоротать время, мы решили посетить пивной ларёк, который стоял прямо через дорогу. И вот только мы взяли по кружке пива и поставили их на столик, как к нам подошёл военный патруль во главе с офицером и начал выяснять, кто мы и откуда. У них вызвала подозрение наша форма старого образца. Хорошо, что кто-то из наших успел позвать офицера, который нас сопровождал. Он представился патрулю и объяснил им, что мы курсанты высшего учебного заведения и проходим учебные сборы в полку связи. Он заверил, что будет всё нормально. Патруль нас отпустил, а мы получили от своего майора взбучку. В это время подъехали новобрачные, все сели за стол и началось торжество. Для того времени стол был накрыт богато: были овощи, фрукты, вареная свинина, котлеты, вареный карп, в тарелках под первое был налит рыбный бульон. Когда я спросил одного из местных, зачем он нужен, тот ответил: запивать самогон, который был налит в бутылки из под водки. Пара бутылок шампанского была на столе только у новобрачных. Свадьба прошла очень весело, гости пели русские песни и песни на украинском языке, плясали.

   В конце июля администрация колхоза обратилась к нашему руководству оказать шефскую помощь в сборе яблок в саду. Для нас это был небольшой праздник. Был определён участок сбора урожая. Курсантов разбили на звенья по 3 человека на несколько яблонь. Выделили тару для сбора яблок, определили норму – 15 ящиков. Сначала работа была в удовольствие, шла быстрым темпом, затем постепенно начала спадать. У нас в звене было два тяжеловеса, весом каждый больше центнера: Г.Дородных и М.Злоцкий. Они могли работать только не высоко, и мне приходилось обезьянкой летать по верхушкам. Результат своей работы мы увидели на ужине в столовой, был приготовлен великолепный компот из яблок – подарок колхоза.

Дородных, Злоцкий, Лехин.

 

   Во время прохождения учебных сборов для лучших курсантов был организован коллективный выезд в Киев на футбольный матч «Динамо» - «Спартак» (Москва). По такому случаю, нам из каптёрки выдали парадную форму, в которой мы с удовольствием фотографировались. Это был незабываемый матч двух вечных соперников. Нас поразил размерами стадион «Динамо», заполненный болельщиками до отказа. Перед отъездом на стадион был проведён инструктаж поведения, запрещающий нам болеть за «Спартак», т.к. могли поступить угрозы со стороны болельщиков «Динамо». Пришлось строго придерживаться этой инструкции. Игра шла с перевесом «Динамо» и закончилась победой со счётом 1 : 0. Мы были очень огорчены и до отхода электрички на вокзале приняли успокоительное в объёме 0,7 л, после чего немного полегчало. Кстати, на стадионе в буфетах продавали пиво, но зная, какого качества оно было, мы его проигнорировали.

Группа курсантов перед отъездом на футбольный матч «Динамо» (Киев) – «Спартак» (Москва).

 

 

Курсант Юрий Лехин на занятиях по специальности.

 

   Ещё мне запомнилась офицерская свадьба, на которой мы играли в Киеве, в Дарницком районе, на берегу реки Днепр. Свадьба проводилась в большом зале современной столовой. Нас вместе с аппаратурой привезли туда на служебном автобусе. Мы всё подключили, опробовали, после чего нас пригласили к праздничному столу в конце зала недалеко от танцевальной площадки и аппаратуры. В начале торжества шли поздравления и тосты один за другим. Потом мы решили, что пора выводить гостей из-за столов на танцплощадку, но не тут-то было. К нам подошёл тамада и в вежливой форме попросил устроить перекур примерно на час. И вот тут мы услышали украинские песни во весь голос, и сколько в них было мощи и задора, просто удивительно! Заодно, мы воспользовались этой ситуацией, и время от времени незаметно уносили бутылки с водкой со своего стола, пряча их в карманах галифе и складируя их за задней стенкой колонок. Мы с успехом отыграли танцы и в полночь вернулись в расположение нашей части, где нас встречали друзья. Они помогли разгрузить аппаратуру, за что были награждены подарком в виде закуски и выпивкой.

Казаков, Лехин, Ермин, майор (куратор), Сагай (внизу), Ососков, Злоцкий, ? Поздеев

 

   На следующее утро, переодевшись в спортивную форму и захватив вещмешки с провизией, мы ушли в соседнее село, где организовали себе пикник. Разожгли костёр на берегу пруда, загорали и купались.

   И вот наши учебные сборы подошли к концу: мы приняли присягу, сдали экзамен по материальной части, выполнили нормативы по развёртыванию узла связи в полевых условиях, выполнили нормативы на стрельбище, стреляя из пистолета и автомата. Таким образом, закончился курс молодого бойца. А дальше на поезде «Харьков – Владивосток» в конце августа мы прибыли домой в Пензу, где нас встречали друзья, подруги и жёны.

Записано в марте 2017 года.

 

 

  1. Моё участие в оркестрах.

   Было это в марте 1969 года перед выборами в Городское собрание. Наш ВИА «Аэлита» в это время активно готовился к выступлению на конкурсе «Весенние ритмы-70», которые должны были проводиться в конце марта (?). Вечером после репетиции во ВТУЗе мы решили зайти в ДК «40 лет Октября», где утром следующего дня должны были состояться выборы. К этому дню готовились заранее, и накануне вечером в расположение Дома культуры привозили буфеты с разными вкусняшками и напитками. Самым ценным из напитков было «Жигулёвское» пиво Пензенского пивзавода, которое в то время считалось большим дефицитом. Я с нашим руководителем Михаилом Злоцким обратились к буфетчице продать нам несколько бутылок пива, и получили резкий отказ с предложением с утра пораньше придти на избирательный участок, проголосовать, а затем уже купить пиво, если оно ещё останется. Постояли, облизнулись, и собрались было уже уходить, как к нам подходит руководитель оркестра ДК «40 лет Октября» Павел Янковчук, очень хороший наш друг, и спрашивает в чём дело. Выслушал и говорит, что это для него не проблема, давайте деньги и идите на второй этаж, ждите. Через некоторое время он принёс ящик пива, и мы пошли в музыкальную комнату. Разговор шёл, в основном, о предстоящем конкурсе оркестров Пензы в середине марта и конкурсе ансамблей ВИА «Весенние ритмы» в конце месяца. Вот тут-то Павел и обратился к Михаилу, как руководитель к руководителю, с просьбой арендовать ему меня как бас-гитариста на некоторое время. Михаил был не против, я тоже, но договорились, что после проведения конкурса он поставит нам ящик пива. Пожали руки, и разошлись по домам.

   С этого времени у меня по вечерам были репетиции с оркестром в Доме культуры «40 лет Октября» под руководством Янковчука (тромбон). Оркестр представлял собой так называемый «Шведский состав». В ритм-группе играл хорошо знакомый гитарист Виктор Веденеев, который оказал мне неоценимую помощь в игре по цифровой системе. Наши места в оркестре были рядом, и я пользовался его нотами. Исполняли мы произведения зарубежных авторов, таких как: Дюк Эллингтон, Глен Миллер и т.д. Ещё в составе нашего оркестра был очень опытный тромбонист, который раньше играл в оркестре Латвийского радио и телевидения, к сожалению, не помню его фамилию. Это музыкант – профессионал многому нас научил, тому, как слышать друг друга, подчиняться действиям дирижёра, ведь без этого не будет слаженного коллектива. Участие в коллективе оркестра помогло мне повысить музыкальную культуру и технику исполнения. Я с благодарностью вспоминаю это время становления музыкальной деятельности оркестров и ансамблей в нашем городе. Кроме нашего оркестра в конкурсе джазовых коллективов принимали участие коллективы ДК «Кирова», ДК «Дзержинского», Заречного, военный оркестр из Каменки. Жюри дало положительную оценку выступлению оркестра ДК «40 лет Октября» под управлением Павла Янковчука. Кстати, обещание своё Павел выполнил, после конкурса ящик пива был выпит в его музыкальной комнате.

   Второй раз мне пришлось принимать участие в оркестре ДК «40 лет Октября» осенью 1975 года. Ко мне домой пришёл муз.руководитель Могилко Ю. по совету того же Павла Янковчука с предложением поиграть на танцах. Я был очень удивлён таким предложением, так как знал и других бас-гитаристов, которые были успешнее меня. Выбор пал на меня, как на дисциплинированного грамотного музыканта, который никогда не подведёт коллектив. Я, недолго думая, согласился с предложением. Для ознакомления мне была оставлена магнитофонная лента с репертуаром оркестра. Под музыкальный аккомпанемент я сначала занимался дома, а затем вместе с руководителем, саксофонистом, в репетиционной комнате. Потом наступило время репетиций уже в малом зале в составе небольшого оркестра. В качестве аппаратуры использовался музыкальный комплекс «BIG-100» венгерского производства, взятый в аренду в парке культуры и отдыха им. Ленинского комсомола. Это был очень хороший комплекс.

   В репертуар ансамбля входили как песни советских композиторов, так и зарубежных исполнителей. В составе коллектива были два солиста, парень и девушка. На клавишных инструментах играл Ефим Цимринг, очень хороший грамотный музыкант. У меня был отдельный басовый канал: ламповый усилитель и звуковая колонка, мощностью 100 ватт. Звучание аппаратуры меня не очень устраивало, и тогда я изготовил приставку к усилителю с эффектом «Щелчок» по рекомендации опытного радиолюбителя Александра Лушникова. Она акцентировала звук струны в момент удара по струне. Это позволяло подчеркнуть звучание бас-гитары, но при этом требовалась чёткая игра на инструменте в соответствии с нотами, иначе слышалась «лажа».

   Кроме танцев ансамблю приходилось  принимать участие в праздничных и новогодних вечерах, как в Доме культуры, так и по приглашению производственных коллективов в различных местах. Особо хочу отметить «Вечер Интернациональной дружбы», в котором принимали участие военнослужащие иностранных государств, проходившие обучение в Пензенском артиллерийском училище. Концерт был сборный, что-то играли мы, что-то они. И вот после одного из нашего выступления все участники ушли за сцену, а я замешкался с аппаратурой. В это время на сцену выходят три гитариста с акустическими гитарами и, не обращая на меня никакого внимания, начинают исполнять свои произведения. Я стал прислушиваться. Было время, когда я немного увлекался латино-американской музыкой, особенно игрой «Santana». Слегка прибавил звук усилителя и стал сопровождать инструменталистов, всё это получилось настолько спонтанно, что ни музыканты, ни публика в зале ничего не заметила. Все подумали, что так и задумано. И только мой руководитель после этого выступления облегчённо выдохнул. После того как я ему всё пояснил, мой экспромт оценил положительно. Но всё-таки предупредил, чтобы я так больше не выпендривался. Этим всё и закончилось.

01.04.2017.

 

  1. О создании художественной самодеятельности.

   Обучаясь в заводе-ВТУЗе и одновременно работая на заводе ВЭМ в специальном конструкторском бюро (СКБ), мне случайно пришлось столкнуться с началом создания ВИА «Куранты». Это произошло в 1969 году после прихода на предприятие Вячеслава Удинского. Он обратился в профком с предложением создать свою группу. Получив положительный ответ, он собрал коллектив хороших музыкантов и стал активно проводить с ними репетиции в отдельно отведённом помещении на территории завода. Задачей этого коллектива было принимать участие во всех больших торжествах, которые проводились в то время в ДК «40 лет Октября».

ВИА «Куранты»: Добровольский, Рыжов, Орионов, Удинский.

 

   В репертуаре этой группы были, в основном, песни польских групп, таких как «Czerwone gitary», «Skaldowie» и других. Надо отметить мастерство самого музыкального руководителя, его высокую самоотдачу любимому делу. Участники его группы были ему под стать, особенно выделялись Юрий Орионов и Юрий Добровольский. Пример этого коллектива послужил массовому образованию художественной самодеятельности в цехах и службах предприятия. Срочно закупались музыкальные инструменты и аппаратура, которая была в то время в магазинах: гитары «Тоника», «Урал», «Орфей», ЭМИ «Юность-70», усилители «Электроника-20», микрофоны. Цеховая самодеятельность, в основном, принимала участие в корпоративных вечерах, которые проводились в заводской столовой.

   По мере массового развития этого движения, руководство профкома решило провести смотр-конкурс самодеятельности на предприятии. В нём приняли участие почти все крупные цеха и подразделения. Было собрано специальное жюри, в лице ведущих музыкантов и профсоюзных деятелей. Таким образом, в 1974 году и наше СКБ, под руководством профорга, решило принять участие в этом смотре. Музыкальным руководителем у нас был Александр Дашкин, окончивший в своё время музучилище. В коллектив пригласили людей, которые хоть когда-то держали инструменты в руках.

1974. На заводе ВЭМ. "Коробейники". СКБ. Смотр-конкурс.

 

    Пошла копотливая работа по созданию репертуара нашего выступления. Наш музыкальный руководитель сразу предложил сделать инструментальное попурри на русские народные мелодии, так как у нас в составе были: мандолина, баян, балалайка, ритм-гитара и бас-гитара. Ещё в нашем коллективе были четыре солистки – исполнительницы современных шлягеров.

    В общем, наше выступление прошло с успехом. Номеров было совсем немного, но, как выяснилось, довольно-таки неплохих. Об этом мы узнали от самих участников жюри. Они предположили, что наш коллектив займёт достойное место в конкурсе. Так оно на самом деле им получилось, и нам выписали хорошую премию.

 

  1. Моё знакомство с Рафом.

   Впервые я его увидел на телевизионном экране в 1967 году осенью. Шла прямая телевизионная трансляция музыкального концерта художественной самодеятельности Пензенского приборостроительного техникума. Я сразу обратил внимание на молодого музыканта, который играл басовые партии на немецкой электрогитаре Elgita. У него получались очень красивые и грамотные ходы, которые мне надолго запомнились. Почему я об этом вспоминаю? Потому что я сам в это время сделал себе бас-гитару: корпус из древесностружечной плиты, а гриф присобачил от обычной шестиструнки.

Рафаил Губайдуллин.

 

Струны мне помогли свить на моей работе слесари на заводе ВЭМ. В целом, конечно, получилась какая-то пародия на инструмент.

    Уже лично я познакомился с ним весной 1968 года у нашего общего знакомого «меломана» В.С., известного в городе любителя зарубежной музыки. Оказывается, Раф ездил в Москву за бас-гитарой Musima и прямо с вокзала Пенза-I приехал к другу похвалиться покупкой. Он попросил его подключить гитару к магнитофону «Днипро-10» и выдал музыкальную руладу, для меня это было верхом владения инструментом. Когда я с ним познакомился, то попросил у него разрешение снять мензуру грифа для своей следующей гитары. Он назначил день встречи и дал адрес. К нему я приехал с мерительным инструментом – штангенциркулем и произвёл измерение размеров ладов и расстояние между ними. Так у нас завязалась небольшая дружба, время от времени мы обменивались музыкальной информацией и записями музыки.

    Однажды, веной 1968 года, он пригласил меня на репетицию своего ВИА «Аврора», которая проходила в небольшом помещении производственного корпуса. В этом составе я знал только двоих, гитаристов Александра Канифатьева и Михаила Русинова. Репетиция оказалась нелёгкой. Раф всё время делал жёсткие замечания всему коллективу, который старался их выполнять. Длилось это около двух часов. И так почти каждый день. Когда я спросил, к чему такие интенсивные репетиции, он ответил: скоро узнаешь. Оказалось, что Раф готовил премьеру выступления ВИА «Аврора» на конкурсе джазовых оркестров, который проходил в Драмтеатре в марте 1969 года. В нём принимали участие коллективы из ДК «40 лет Октября», ДК Кирова, ДК «Дзержинский», гарнизонный оркестр из Каменки.

Михаил Русинов, Рафаил Губайдуллин, Александр Канифатьев, Юрий Милюков.

 

    Ребята ВИА «Аврора» вышли выступать в полностью белых костюмах. У Рафа в руках была новая чешская бас-гитара «Тайфун». Она была ярко-красного цвета, полуаккустическая, и переливалась лакированной поверхностью корпуса и хромированными клавишами управления. Для вступления они исполнили музыкальную композицию «Серебряный олень», автором которой был сам Раф. Затем были исполнены попурри на русские народные песни в джазовой обработке и патриотическая песня, что-то про моряков – не помню названия – но очень достойная.

   После конкурса собрались в комнате для переодеваний. Мы все были в большом восторге от их выступления, впечатлений море. Вдруг к нам подошли два незнакомых парня. Они представились командированными на одно из наших предприятий. Выразили своё восхищение исполнительским мастерством самого Рафа и предложили ему переехать в Ленинград на одно из предприятий и организовать там самодеятельность. Он вежливо отказался, сославшись на свою занятость в сфере учёбы.

В ресторане «Волга». Курганов, Удинский, Губайдуллин,  Варфоломеев, Киричук.

 

   В дальнейшем мы с ним встречались на смотрах-конкурсах, в местах, где он играл: в ресторане «Волга» и в других местах. Последний раз я встретился с ним просто случайно. Это было в июле 2015 года, как оказалось, за полгода до его смерти (?). Мы с ним повстречались на ул. Бакунина, он шёл от Драмтеатра. Когда я его увидел, то понял, что передо мной тяжелобольной человек, но увидев моё приветствие, он остановился и сказал: «Хорошо, что меня ещё кто-то помнит». Таким он мне и запомнился. Постояли, немного поговорили ни о чём…

26.08.2019

 

  1. О смотрах – конкурсах.

   Для проведения репетиций участников перед фестивалем «Весенние ритмы-70» были выделены площадки: зал в заводе-ВТУЗе и ДК «Южный». Туда приезжали коллективы со своими инструментами, в основном это были гитары из демократических стран, такие как: Болгария – «Орфей», ГДР «Musima», «Eterna», Чехословакия «Иолана». Но главным было человеческое общение, обмен музыкальной информацией, новостями из музыкальной жизни общества, мира. Мы, ВИА «Аэлита», приехали на репетицию в ДК «Южный», в основном, послушать другие коллективы, посмотреть, на что они способны. Это, была как бы разведка, в которой нам удалось выяснить, что ансамбль «Мираж» - это наш основной соперник. Мы, как говорится, своих карт раскрывать не стали, так, для вида немного побренчали и уехали.    

   Хочу отметить, что большую помощь в транспортировке звуковой аппаратуры оказывал нам водитель автобуса, мой друг Александр Мухаев, который в то время работал в автобусном парке. В те времена достать транспорт для перевозки аппаратуры к месту выступления было большой проблемой. Мы все помним его бескорыстное желание помочь коллективу ВИА «Аэлита». Он был членом нашей команды. Его не стало 17.01.2016. Вечная ему память.

   Сам фестиваль «Весенние ритмы-70», проходил в Драмтеатре. На него пригласили два иногородних  коллектива: «Славяне» из Куйбышева и «Бригантина» из Горького - победителей смотров-конкурсов в своих городах.

    Первыми на сцену вышли ВИА «Славяне». Перед началом их выступления ведущий программы обратился к руководителю ансамбля с вопросом: «Как вы попали сюда?» Ответ был оригинальным: «Очень просто, партийные руководители предложили нам: во-первых, коротко подстричься, а, во-вторых, подобрать хорошую патриотическую песню, что мы и выполнили. А сейчас, разрешите, мы с неё и начнём». В зале зазвучала всем известная песня «Широка страна моя родная». Это было такое сочетание голосов, такая оригинальная обработка этой песни, что тронула нас до глубины души. Они стали лауреатами нашего фестиваля.

   Теперь о «Бригантине». Это был большой коллектив, в который входили солистки, скрипачи, ритм-группа. Сам руководитель, Карл Хваталь, играл на гитаре «Hofner» (ФРГ), под рукой у него был десятиканальный микшерский пульт иностранного производства, скорее всего, японского, несколько микрофонных стоек. Этот коллектив поразил нас всех своим высоким профессиональным уровнем исполнения музыкальных произведений, широким диапазоном звучания. Они также стали лауреатами нашего фестиваля.

   Наш ансамбль «Аэлита» (руководитель М.Злоцкий) на фоне ведущих коллективов выглядел как бы середнячком, но за счёт чёткой и слаженной игры, за счёт исполнения всех условий смотра-конкурса, жюри высоко оценило наше выступление. Особенно была отмечена песня нашего участника Забродина А. «Неизвестный солдат».  

1970. "Весенние ритмы-70". Лехин, Забродин, Фомин, Кузин, Волков.

 

   Хочется отметить великолепное выступление ВИА «Мираж», его бурное начало и плавный переход от одних композиций к другим, в них пелось о мужской дружбе, любви к Родине, самой жизни. Нам особенно понравилась песня Александра Казакова «Старый замок», которая была исполнена с каким-то пафосом, большой загадкой. Великолепно звучало соло на эл.гитаре руководителя группы Рафаила Губайдулина. Такими были мои и моих друзей впечатления об этом конкурсе. Все композиции были записаны нами на портативный магнитофон, на катушки с плёнкой прямо через микрофон из зала.

   Результаты этого  конкурса дали нам понять, что мы идём верным путём. Готовясь к «Весенним ритмам-71» единогласно решили облачиться в белую форму. Для этого в универмаге были куплены белые летние брюки, а приобрести водолазки нам помогла мама Саши Забродина, которая заказала их в швейном ателье как спецзаказ. Этот вопрос был решён.

    В одной из композиций решили использовать для соло-гитары эффект «вау», который напоминал звук квакающей лягушки. Этот эффект тогда только появился в музыкальном мире. Обнаружил его Михаил Злоцкий, который случайно увидел в киоске журнал «Юный техник» (ГДР), в нём было несколько схем с этим эффектом. Для работы была использована педаль от ЭМИ «Юность-70». Немного пришлось повозиться с настройкой схемы, чтобы добиться нужного эффекта во время исполнения. Затем пришло время подбора репертуара, и опять помог с текстом наш участник Александр Забродин. Он написал стихи к песне «А мы из Пензы», которая посвящалась воинам – героям Великой Отечественной войны, захватившим фашистский Рейхстаг в Берлине.

1971. "Весенние ритмы-71". Лехин, Забродин, Волков, Кузин, Злоцкий.

 

    Надо отметить, что большую организаторскую помощь в проведении этих конкурсов оказал городской студенческий клуб «Данко», председателем которого был Павел Зайдфудим, и он же был в составе жюри конкурса «Весенние ритмы-71». Конкурс проводился в цирке. Приглашёнными были два коллектива: один из Горького, «Скоморохи», а другой из Свердловска, «Гренада», которым после выступления было присвоено звание лауреатов фестиваля. Это были сильные ансамбли с хорошей техникой исполнения, играющие в разных стилях.

   Теперь об атмосфере состояния участников за кулисами цирка. Чувствовалась какая-то напряжённость, волнение перед выступлением, все ждали своего выхода на сцену. Наступил и наш черёд. Вышли на сцену, которая была очень ярко освещена, зал практически был совсем не виден. Подключили свои гитары к усилителям и начали играть вступление, но вместо эффекта «вау» временами стал прорезаться микрофонный эффект. Это была самая настоящая перегрузка, так как сигнал от педали поступал на микрофонный вход усилителя. Мы поняли это только потом. Когда доиграли вступление и проверили подключение, то оказалось, что наш гитарист Николай Кузин просто ошибся входом. Вот так сказалось его волнение. Зрители особенно ничего и не поняли, а мы спокойно завершили своё выступление. И опять сердца зрителей пронзила патриотическая песня «А мы из Пензы», которая была признана лучшей в своём жанре. Она существенно сыграла свою роль в распределении мест в конкурсе.

1971. "Весенние ритмы-71". Фомин, Лехин, Забродин, Кузин, Злоцкий.

 

   Таким образом, ВИА «Аэлита» стал во второй раз лауреатом фестиваля, это была наша существенная победа. После конкурса нас пригласили выступить в студии телевидения на вечере, организованным студенческим клубом «Данко».

27.08.2019

 

  1. Агитбригады на уборочной страде

   В июле 1970 года областной штаб ССО и совет городского студенческого клуба «Данко» создали две молодёжные агитбригады. В одну входил лауреат Пензенского фестиваля «Весенние ритмы-70» вокально-инструментальный ансамбль «Аэлита», в другую – вокально-инструментальный ансамбль «Искатели» и молодые самодеятельные актёры театра юного зрителя «Романтик». В это время у нас в области шла горячая уборочная страда, и, чтобы поднять дух сельских тружеников, было организовано это необходимое предприятие.

    Нашим подшефным районом являлся Иссинский. В профсоюзные организации предприятий были направлены письма с просьбой освободить участников агитбригады от работы на несколько дней. В нашем коллективе были две солистки - Сухарева Н. и Чернова А.; руководитель ансамбля Злоцкий М. – клавишные; Фомин В. – ударные, вокал; Лехин Ю. – бас-гитара; Кузин Н. – соло-гитара; Волков Ю. – ритм-гитара, ударная установка; Забродин А. – ритм-гитара. Всего нас было восемь человек. Нам выделили служебный автобус ЛАЗ, куда мы загрузили музыкальные инструменты и звуковую аппаратуру. Аппаратуру расположили в задней части салона, а сами разместились в передней части. Одеты мы были легко, по-летнему, без концертных костюмов, у кого что было. Вёл автобус молодой водитель – наш ровесник. Не каждому удаются такие путешествия за счёт предприятия и, тем более, в рабочие дни.

   Прибыли в районный центр где-то часов в шесть. Когда вышли из автобуса, мы не смогли узнать друг друга: у всех лица были покрыты толстым слоем пыли. Сколько было хохота! Нас встретили парторг  и комсомольские работники, предложили пройти в сельскую столовую, где нас очень скромно покормили, видимо, была проблема с финансами. Затем нам показали открытую концертную площадку в глубине небольшого парка, где мы могли расположиться. На наш концерт пришло не очень много народа. По всей видимости, или не успели оповестить население, либо все были при своих делах: механизаторы в поле, доярки на вечерней дойке. В основном, присутствовала местная молодёжь. После концерта, как всегда водится, мы играли танцы до глубокой ночи, ну а затем нас отвели на ночлег в местную гостиницу. Утром, попрощавшись с нами, руководители сказали, в какое следующее село необходимо ехать.

    Вот там нас действительно встретили с большим желанием и благодарностью. Местное население было заранее оповещено. На щите клуба висело объявление о том, что состоится большой концерт агитбригады и ВИА «Аэлита» - лауреата фестиваля. Решили выступать на открытом воздухе, аппаратуру расположили прямо на крыльце клуба. Рядом с ним расположили самодельные столы и скамейки. Попутно угостили нас таким обедом, который нам надолго запомнился. На первое, в щах с молодой капустой, были большие куски свинины, на второе – гуляш с макаронами, кто-то принёс малосольные огурцы, хлеб домашней выпечки, хлебный квас из погреба, сметана в тарелках, вареные яйца, зелень, короче, весь набор крестьянской пищи. Спиртного не было. После обеда мы пошли познакомиться с местной достопримечательностью, а именно, сельским магазином. Чего там только не было: продавалась дефицитная одежда, обувь, посуда и т.д., но, только по талонам, подписанным председателем. В основном, только для тех тружеников, которые непосредственно участвуют в уборке урожая, чтобы у них была заинтересованность.

   Дали хороший концерт, а также отыграли танцы. И был торжественный ужин, но уже с десертным болгарским вином «Рубин», который мы всё-таки купили в их магазине. Нам это было можно, другим нельзя. Вино находилось в 200-литровых металлических бочках. В таких тарах нам «братушки» поставляли этот ценный напиток. Взяли мы где-то литров десять, по очень недорогой цене.

   Ночевать нас разместили в местной школе – интернате. Девчонки в одном классе, все мальчишки в другом. Вот только здесь мы поняли, что чем дальше от центра живут жители, тем они гостеприимнее, видно, не очень хватает общения с другими членами общества. Долго не могли, да и не хотели спать - столько было впечатлений и событий, но время и вино взяли своё. Постепенно, потихоньку затухли.

   Утром проснулись почти светленькие, правда, в головах немного шумело, но умывшись колодезной водой, пришли в чувство. На завтрак нас угостили холодным молоком и горячим деревенским хлебом. Мы дружно попрощались с руководством совхоза и обещали приехать на следующий год.

    Вот так вот закончилась поездка нашего ансамбля. В завершение этого события, нашему коллективу была вручена почётная грамота за проведение этого мероприятия.

Сентябрь, 2019.

28.01.2021. Юрий Лехин и Сергей Бахталин за корректировкой воспоминаний.