Фестиваль «Рок-ремонт»

Плакат, выпущенный к фестивалю.

 

 
 

Даты:

05—07 мая 1988 года

Место проведения:

Пенза, Кирова, 13, бывшее здание ТЮЗа.  

Жанр:

рок

 

Здание, в котором проходил фестиваль (современное фото).

 

Участники фестиваля:

05.05.1988

- «ОБЕРТОНЫ» (Пенза),

- «Наст» (Главпочтамт, Пенза),

- «Демон» (Тамбов),

- «Иуда Головлёв» (Саратов).

 

06.05.1988

«Кризис» (ДК 40 лет Октября, Пенза),

- «Оркестр имени Антони ван Левенгука» (Рязань),

- «Ломаный грошъ» (Саратов),

- «Ансамбль ГМКЦ» (Пенза).

 

07.05.1988

«Шок» (завод ДХО, Пенза),

- «ТРЕК» (Пенза),

- «(АС)2» (Заречный),

- «Мираж-студия» (Чебоксары).

 

 

НАГРАДЫ:

«ТРЕК» - лучшая группа.

«ЛОМАНЫЙ ГРОШЪ», «(АС)2» - приз зрительских симпатий.

Стас Лукьянов, «(АС)2» – лучший гитарист.

Игорь Шатин ("ТРЕК") - лучший барабанщик.

 

Диплом участника фестиваля.

 

   Первый музыкальный фестиваль, в названии которого присутствовало слово «рок», состоялся в Пензе весной 1987 года в зале Культпросветучилища. Прошёл фестиваль сравнительно незаметно, во всяком случае, никаких статей в газетах о нём не было опубликовано, и сохранился он только в памяти музыкантов, принимавших участие в этом событии. Но уже к концу года сотрудник Пензенского городского молодёжного культурного центра (ГМКЦ) Сергей Бахталин предложил провести ещё один фестиваль, который продлился бы несколько дней, и в котором выступили бы не только пензенские, но и иногородные группы.

 

Здание ГМКЦ. Кирова, 15.

 

К этому времени Сергей побывал на нескольких крупных фестивалях в Москве, Ленинграде, Саратове и Свердловске, познакомился с кучей музыкальных функционеров, журналистов и музыкантов, посмотрел на организацию таких событий изнутри. Один из руководителей ГМКЦ, Александр Пальгов, поддержал идею Сергея, и взял на себя ряд административных обязанностей, в частности, согласования с комсомолом, который курировал тогда все молодёжные события в городе. Дело завертелось.

Памятный вымпел фестиваля.

 

    Основные организационные обязанности: состав участников, приглашение их на фестиваль, встреча, размещение и угощение, аппаратура, свет, оформление и прочее взял на себя Сергей. Для приведения хоть в какой-то порядок зала, в котором предполагалось провести фестиваль (нынешнее здание Законодательного собрания Пензенской области), вызвалась группа энтузиастов, тоже из ГМКЦ. Всю атрибутику, от «проходок» и билетов, до афиши и «сувенирки», придумал и воплотил в жизнь дизайнер Евгений Шатохин. Вячеслав Муравьёв, работающий тогда на Пензенском телевидении, создал целую галерею репортажей о фестивале и его участниках.

«Проходка» участника фестиваля.

 

   Надо сказать, что Пенза в то время была рассадником хард-рока и хейви-метал музыки, групп, исполняющих что-то иное, практически не было. Поэтому неожиданный восторг у участников и зрителей вызвали приехавшие на фестиваль группы из других городов, прежде всего, из Саратова и Рязани. Они и стали главным событием фестиваля. И что ещё важно отметить: в стране вовсю шла пресловутая «перестройка» рука об руку с «гласностью», поэтому много фестивальных песен было посвящено жгучим вопросам современности, о которых наконец-то можно стало говорить. Другое дело, что мастерство исполнителей, мелодика и поэтика далеко не всегда соответствовали высоким стандартам, заданным питерцами, москвичами и свердловчанами. Будем считать это издержками роста.

    Итоги фестиваля, нашли отражение и в газетных публикациях, так много об альтернативной музыке в пензенских изданиях не писали никогда и не пишут до сих пор. Видимо, это тоже проявление пресловутой гласности

 

 

Воспоминания участников и зрителей:

   Вообще, надо сказать, у нас об этом фестивале остались самые тёплые воспоминания. Во-первых, это был наш первый выезд за пределы Саратовской области (до этого, кроме выступлений непосредственно в черте города, доводилось пару-тройку раз выступать в разных райцентрах) и первое приглашение в качестве гостей, что само по себе уже было приятно. Но дело не только в этом. После "Рок-Ремонта" нам ещё много где доводилось выступать, но такой тёплой и, я бы сказал, "полудомашней" атмосферы больше нигде не встречалось.

Честно говоря, на тот момент наши контакты в рок-среде ограничивались по большей части Ленинградским рок-клубом и Московской рок-лабораторией, и о том, что происходит в других городах, мы представляли себе достаточно смутно. Так что многое из того, что мы увидели и услышали в Пензе, оказалось для нас сюрпризом.

Отдельно отмечу отношение организаторов ко всем гостям фестиваля (не только к нам) именно как к друзьям или чуть ли не даже родственникам. Действительно есть с чем сравнить: практически на всех мероприятиях, где мы впоследствии побывали, отношение к приезжим группам было вполне хорошим и доброжелательным, но при этом чувствовалась какая-то "отдистанцированность", если можно так выразиться; в Пензе же буквально с первых же минут после встречи все относились друг к другу так, словно до этого много лет были друзьями.

Не буду ничего говорить про саму организацию фестиваля и про аппаратуру. Заметные глазу пробелы были, с этим, увы, не поспоришь, но для тех времён это было нормальное явление, и на это все закрывали глаза. Наоборот – эта "борьба с трудностями" была некой объединяющей силой )))) Вот, скажем, такой пример: я привёз с собой свой микрофон Shure 565, а на сцене организаторы смогли выставить, если правильно помню, только чешские "Теслы", и, соответственно, на нашем выступлении разборчивость вокала оказалась значительно лучше; и после нашего выступления к нам тут же стали подходить ребята из других групп с предложениями вроде "а тут вот у нашего барабанщика есть свои зилдженовские тарелки, а давайте мы вам завтра дадим эти тарелки, а вы нам – микрофон, а?". В итоге уже на второй день фестиваля сцена общими усилиями была укомплектована значительно лучше )))))))))  (Справедливости ради, приведу слова барабанщика группы "Наст" Олега Короткова: "...тарелки то мы дали по просьбе владельцев микрофона, а вот обещанный микрофон не получили". Возможно, микрофон передавался для выступления другой группы? Сейчас разве разберёшься...)

 

Ансамбль ГМКЦ.

 

Выступали мы в первый день фестиваля последними, в качестве "почётных гостей" (обычная практика). Перед этим, естественно, сидели в зале и послушали всех, кто играл в этот день до нас. Честно говоря, мелькала даже мысль отказаться от выступления, настолько сильно тогдашняя пензенская рок-сцена отличалась от тогдашней саратовской. Практически все выступавшие в тот день группы играли ту или иную разновидность металла, с акцентом на лидер-гитару. Если совсем честно, местных ингвимальмстинов-ричиблекморов среди выступавших не наблюдалось, но в целом техника большинства гитаристов была на достаточно приличном уровне. Расслышать же, что поют вокалисты, из-за качества аппаратуры было почти невозможно, но то, что удавалось уловить, приводило к выводу, что тексты в целом "ни о чём" и играют чисто вспомогательную роль.

В Саратове же в то время картина была прямо противоположная: техника игры по большому счёту мало кого интересовала – главное, чтобы совсем уж лажа не звучала; но при этом главенствующую роль играли как раз тексты песен. Так что, послушав пензенские группы (и видя, что их в целом неплохо принимают) мы уже грешным делом подумали, что нас тут сейчас закидают тухлыми яйцами и помидорами, и от выступления не отказались только потому, что на наш приезд были потрачены деньги, и их всё-таки нужно отработать.

 

Зрительный зал во время фестиваля.

 

Вот с этими не самыми весёлыми мыслями мы и вышли на сцену. Как на грех, ситуация усугубилась тем, что барабанщик выступавшей перед нами команды умудрился как-то там повредить педаль для бочки (то ли что-то слетело, то ли раскрутилось), и начало нашего выступления затягивалось из-за того, что наш барабанщик вместе с местными техниками пытался привести педаль в рабочее состояние. Из зала уже слышались всякие насмешливо-издевательские реплики, и, честно говоря, чтобы просто как-то разрядить эту напряжённую обстановку, я сказал: "Ну, если что, я вообще-то и без них могу". Была у меня в запасе одна такая полубардовская песенка-зарисовка, которую можно было сыграть под одну гитару. Начиналась она со слов "Я встал с утра ни трезв, ни пьян". И вот играю я квадрат вступления, начинаю петь эти слова... и вдруг из зала раздаются дружные аплодисменты! Это было для меня полной неожиданностью. Да, песенка эта в целом далеко не бессмысленная, но я не предполагал, что уже сами слова в её начале могут понравиться. Как впоследствии мне объяснили, в Пензе до этого к текстам песен относились просто как к какому-то наполнителю, часто использовали "официальные" стихи советских поэтов, и вот эта бытовая фраза в начале песни про похмелье у многих вызвала внутренний отклик )))))))))

 

«Иуда Головлёв».

 

Пока я заканчивал с песенкой, педаль таки починили, в завершение песни в зале устроили овацию (повторюсь: песенка-то действительно неплохая,  но подобной реакции на неё я никак не ожидал), и реакция зрителей на дальнейшее наше выступление также была очень хорошей. В итоге мы не только отыграли ещё раз на гала-концерте, но на второй день для нас и "Ломаннного гроша" организовали отдельный сольный концерт.

Впоследствии нам рассказывали, что пензенская рок-музыка после "Рок-Ремонта" изменилась именно под влиянием нас, "Ломаннного Гроша" и рязанского "Оркестра им. Антони Ван Левенгука", но это уж не нам судить )))))))

Вышеописанный концерт записывался на магнитофон, и, если честно, с нынешней точки зрения запись слушается весьма убого. Но, увы, никакая магнитная лента неспособна зафиксировать энергетику происходящего, а дело, очевидно, именно в ней ))))) (Сергей Битов, «Иуда Головлёв», 13.04.2020).

  • Пензенский "Рок-ремонт" действительно нуждался в капитальном ремонте. Музыканты других городов, несомненно, внесли свежий ветер в Сурский край. Откровенно смелая критика и вольнословие потрясали слушателей. На мой взгляд, в 1988 году у пензенских групп на первом месте была музыка, а не тексты. Главный плюс этой истории в том, что фестиваль открыл новые имена… (А.Рогозин, "(АС)2").

(АС)2. Александр Рогозин.

 

  • …рок-фестиваль открывали мы, то бишь, "Обертоны", и довольно неудачно. Какой-то гад перед началом вывернул все ручки у пульта и, пока на ходу операторы исправляли положение, нам пришлось "шлепать" на поганом звуке. Хотя программа была отточена до мелочей, и песни были в традиции, но мы не прозвучали. К нам подходили многие музыканты: "Все клёво, ребята, не расстраивайтесь. Кому надо, все поняли". Но, конечно, жалко, что не удалось того, что было задумано. (В.Бычков, «ОБЕРТОНЫ»).

«Обертоны».

 

  • Приходят два человека из Обкома комсомола, говорят: «Ну что тут у вас, давайте, глянем». Я говорю: «Вот, рок играют ребята, всё хорошо». И тут как раз рязанские («Оркестр Антони ванн Левенгука») начали выступать и изображать расстрел пионеров! Я думаю, ну всё, сейчас ОМОН вызовут, закроют наш культурный центр, и Калинина (Юрий Евгеньевич Калинин, куратор фестиваля от Горкома комсомола) уволят, и меня…

    ...висели такие огромные прожектора на третьем этаже и после одного из вечеров, когда народ уже разошёлся, музыканты тусили. Кто-то в фойе остался, а кто-то, по-моему, из саратовцев, начал развлекаться. Во дворе не было ни сторожа, ни охраны, и пацаны ходили по двору. Кто-то добрался до этих прожекторов и начал ими управлять, направляя их на тех, кто гулял внизу. А те начали орать, дурачиться и бегать от этих прожекторов, как будто это война и их собираются расстреливать. Веселились от души!   (Александр Пальгов, ГМКЦ).

  • Фестиваль "Рок-Ремонт". 15-20 групп за 3 дня сыграли. Так вышло, что я даже в организации местами помогал...) Ходил с бейджиком на шее и очень гордился этим. Немного даже общались... Со всеми понемногу... До этого русского рока вообще не слушал...Эх.. Золотое время. Где мои 16-17 лет?.. (Владимир Соловьёв, Тамбов). 

  • Тоже была в Пензе на этом фестивале. Было прекрасно! (Светлана Максимова, Москва).
  • Я ездил на фабрику игрушек... Там нам смогли тираж напечатать, на неплохой бумаге, кстати... И я ещё раскладку на цвета вручную делал (отдельно на красный и отдельно на чёрный цвет). Тогда офсетных станков в Пензе не было, и такого качества чёткий цвет при высокой печати, они смогли выдать...     …очки на плакате - прообраз Гуглов, и это ещё Стимпанк, как явление в Россию не проник и зародился лишь в 1987 году! ))) (Евгений Шатохин, художник-оформитель фестиваля).

 

 

 

Аудио (качество – не ахти, но уж какое есть…):

ИУДА ГОЛОВЛЁВ (Саратов) – Русский

КРИЗИС (Пенза) – Песенка для тебя

ЛОМАНЫЙ ГРОШ (Саратов) – Маленький мой

МИРАЖ-СТУДИЯ (Чебоксары) - Волки

ОБЕРТОНЫ (Пенза) – Музыкант

ОРКЕСТР АНТОНИ ВАН ЛЕВЕНГУКА (Рязань) - Рекрут

ТРЕК (Пенза) – Надо, значит надо. Моё сердце

 

Фото участников фестиваля:

«ОБЕРТОНЫ» (Пенза)

 

«Наст» (Главпочтамт, Пенза)

«Иуда Головлёв» (Саратов)

 

 

«Кризис» (ДК 40 лет Октября, Пенза)

 

«Оркестр имени Антони ван Левенгука» (Рязань)

 

«Ломаный грошъ» (Саратов)

 

«Ансамбль ГМКЦ» (Пенза)

 

«Шок» (завод ДХО, Пенза)

 

«ТРЕК» (Пенза)

 

«(АС)2» (Заречный)

 

«Мираж-студия» (Чебоксары).

 

 

Ссылки:

  1. Газета «Пензенская правда»?, 05.1988. «Удачный "ремонт"».
  2. Газета «Молодой ленинец». 28.05.1988. «Послесловие к рок-фестивалю».
  3. Газета «Молодой ленинец». 28.05.1988. В.Осокин. «Иудин поцелуйчик».
  4. Газета «Молодой ленинец». 28.05.1988. В.Муравьёв. «Преподносит рок урок».
  5. Газета «Молодой ленинец». 28.05.1988. И. Шевчук. «Я просто-напросто пророк...».
  6. Газета «Молодой ленинец». 12.07.1988. С.Бахталин. «Ещё раз об "Иуде Головлёве"».

 

Фото из собрания С.Бахталина, Н.Ломакина, В.Бычкова, А.Рогозина, Е.Шатохина, Д.Петрова, интернет.